Перевести страницу

Гештальт-терапия

Статьи по психологии
Логинова О.И.
ГЕШТАЛЬТ-ТЕРАПИЯ

"Среди влияний, укорачивающих жизнь,
Преимущественное место занимают страх, печаль,
Уныние, тоска, малодушие, зависть, ненависть".
Х.Гуфеланд


Исследования в области гештальт-психологии были связаны с именами Г.К. фон Эренфейса, М. Вертгеймера, К. Коффки и В. Келера. Эренфейсу принадлежит термин "Гештальт" и его определение.

Гештальт – это психическая целостность. Это завершенная ситуация, дело.

К. Коффк делал акцент на отношениях организма с окружающей средой, что в последствии стало основой терапевтических взглядов Ф. Перлза. Фриц Перлз (Perls) (1893 -1970 г.г.) был первым, кто применил принципы гештальт-психологиии (фигура-фон процесс) для терапии.

Гештальттерапия: фон и фигура

Фон и фигура. Гештальтетария. Фото. Логинова О.Любое поле восприятия разделяется на фон и фигуру: ветка на фоне неба, фигура знакомого человека на фоне многих незнакомых и т.п. Фигуре свойственно структура и завершенность. Гештальт-терапевты интересуются фоном и фигурой, а также их взаимоотношениями, например, поведением человека (фигура) и его контекстом (фон). Исследователями в области гештальттерапии было доказано, что воспринимаемый образ объекта не является объективным, а зависит от потребностей субъекта.

По мнению Р. Воллена потребности снабжают энергией поведение человека. Индивид только тогда выполняет необходимое действие, когда ему нужно удовлетворить соответствующие потребности.

"Фигура и фон" используются в гештальттерапии как метафора, проясняющая отношения организма с потребностями, возможность удовлетворения которых находится в окружающей среде. Здоровый организм может иметь много потребностей в одно и тоже время. Эти потребности распределены по важности.

Гештальт устроен таким образом, что только одна фигура, один предмет может выйти на передний план – поэтому, в основном, мы думаем о чем-то одном, потому что если разрядки требуют противоположные желания или разные фигуры, то нас охватывает смятение.


Ваза Рубина


Ваза Рубина. Фон и фигураНа развитие теории гештальтерапии большое значение оказала работа Эдгара Рубина «Визуально воспринимаемые фигуры» (1915) о соотношении фигуры и фона. Он дал описание субъективных признаков фигуры и фона: фигура, в отличие от фона, представляет собой форму, выступает вперед, она лучше запоминается, а фон кажется чем-то непрерывным, находящимся позади фигуры. С точки зрения Рубина, фигура — воспринимается как предмет, а фон — как материал, изменение одного только фона может привести к тому, что фигура перестанет распознаваться; при этом любая из прилегающих частей может восприниматься и как фигура, и как фон. Эдгар Рубин создал классическое изображение обращающихся фигур (Ваза Рубина, которая воспринимается либо как ваза, либо как два лица, изображенных в профиль. Она названа по имени Е. Рубина, который исследовал такие реверсивные фигуры.


Парадоксальная теща

Парадоксальная теща. Фон и фигура. ГештальтерапияЧеловек способен видеть только одну сторону предъявленного (и действительно сложного) изображения. Примером этому может быть изображение "Парадоксальная теща", в которой люди обычно видят либо молодую женщину, либо старуху, либо крайне редко и то и другое.

Доминантная потребность "здесь и теперь" становится "фигурой", направляет восприятие (сенсорную активность) по определенному пути в поисках возможностей удовлетворения, которые находятся в среде (фоне), выводя организм из равновесия. Если потребность удовлетворяется, она уходит в фон. Гештальт завершается и достигается состояние равновесия.

Любое нарушение равновесия воспринимается как потребность восстановить равновесие. Далее приходит новая неотложная потребность, следующая по важности, которая берет верх и управляет всеми действиями. Организм таким, образом, саморегулируется, а неразрывный поток последовательных циклов возникновения и удовлетворения потребностей определяет в гештальттерапии состояние здоровья индивидуума. Смена "фигуры" и "фона" – это основа изменений в жизни.

Между фигурой и фоном находится контур или граница. Контур (граница) принадлежит и "фигуре" и "фону", именно в этом месте происходит соприкосновение индивидуума и среды. Именно на этой контактной границе, по словам Перлза, имеют место психологические события. Невроз рассматривается как нарушение контактной границы, когда индивидуум не способен находить и поддерживать баланс между собой и остальным миром.

У здорового человека граница подвижна: возможен контакт со средой и его аннулирование или отход от среды. Ритм контакта и отхода является ритмом жизнедеятельности организма. Ключом к нему выступает иерархия потребностей. В здоровом организме процесс формирования и удаление гештальта течет плавно.

Если гештальт остается незавершенным, другими словами "незавершенные дела" (ситуация), то блокированная энергия переходит в тревогу. Тревога чаще всего проявляется тогда, когда индивидуум остановил настоящее для воображаемого путешествия в фантазии или будущее. Она блокирует осознавание того, что реально происходит внутри индивидуума. У невротика ритм контакта и отхода искажен. Такой человек не в состоянии осознать доминирующую потребность или установить адекватные отношения со средой для удовлетворения этой потребности. Невротик не способен жить в настоящем, т.к. несет незавершенные ситуации из прошлого, которые привлекают его внимание. В таких случаях клиента просят сфокусироваться на осознании непосредственно получаемого опыта в "здесь и теперь". Фрагменты незаконченных ситуаций из прошлого неизбежно всплывут как его часть. В таком случае клиенту предлагается проиграть их, прожить их вновь, чтобы завершить ситуацию. Для этого часто используют технику "горячего стула".

Обида

Примером одной из незавершенных ситуаций по мнению Перлза является обида. Если Вы обижены, значит вы застряли, вы не можете шагнуть вперед и выразить свой гнев, чтобы изменить мир и получить удовлетворение, и вы не можете забыть о том, что Вас беспокоит. Обида – это психологический эквивалент до боли сжатой челюсти. Сжатый рот не может ни выплюнуть, ни откусить, ни прожевать – он ничего не может сделать. Если вы обижены, вы не можете отпустить и забыть, не можете позволить этому инциденту или человеку отойти на задний план, и вы не можете активно за это взяться. За каждой обидой стоит требование. Нужно только это требование вынести наружу. Перлз рекомендовал в случае обиды на определенного человека, заменить слово "обида" на слово "ценю".

"Видите ли, - пишет Перлз, если бы вы не ценили этого человека, вы бы не застряли из-за него, вы могли бы просто забыть о нем." Если вы чувствуете обиду, вы должны ее выразить. Невыраженная обида часто воспринимается как чувство вины или превращается в него. Всякий раз, когда вы чувствуете вину, выясните, на что вы обижены, и выразите это, ясно выразите свои требования до конца."

Джеймс Холлис в своей книге "Душевные омуты: Возвращение к жизни после тяжелых потрясений" пишет, что "значительная часть чувства, которое мы называем виной, является защитой против возрастания страха; это побочная реакция на переживания тревоги, с которой чувство вины в тот момент сливается настолько, что перестает от нее отличаться." "Мнимая вина может появиться из опасений вызвать у других людей обиду, ревность, ярость и целую совокупность других эмоций... Большинство из нас воспитывали так, чтобы мы были хорошими, а не настоящими; приспосабливающимися, а не надежными, адаптивными, а не уверенными в себе. Вина как защита от глубокого страха не позволяет человеку быть самим собой. Она отражает не поддающиеся измерению ранних ограничений. И она дает человеку шанс вновь обрести инициативу. В моменты, когда человек ощущает вину, его следует побудить задать себе вопрос: "От чего я защищаюсь?" Как правило, объяснение человека сводится к страху, что реализация принятого им решения кого-то сделает несчастным. Оказаться во власти мнимого чувства вины - значит все еще быть привязанным к своему детству. В таком случае человеку вполне достаточно проработать сопутствующий страх, чтобы достичь взрослости.

У всех индивидуумов есть потребность испытывать чувство завершенности, и склонность к незаконченным действиям. Если взрослый человек не смог нормально усвоить детский опыт, незавершенные переживания могут стать причиной его проблем во взрослом возрасте. В случае завершения ситуации, человек может испытать чувство удовлетворения и жить дальше.

В гештальттерапии проводится анализ ситуации в настоящем или принципу "здесь и сейчас". Способность человека осознавать себя и свою доминирующую потребность в настоящий момент является условием формирования и завершения гештальта.

Перлз писал, что "Нет другой реальности кроме настоящего. Прошлого уже нет, а будущее еще не наступило". Прошлое и будущее неразрывно связаны с настоящим. Сейчас – это настоящее, что вы осознаете, тот момент, когда вы содержите в себе так называемые воспоминания и так называемые ожидания. Не важно, вспоминаете вы или ожидаете, в любом случае вы делаете это сейчас. Сейчас – это не шкала, а точка неизвестности, это нулевая точка, это ничто, вот что такое сейчас.

Прошлое есть прошлое. И, однако, - сейчас в нашей жизни, мы несем многое из прошлого с собой. Но это мы несем с собой из прошлого лишь до тех пор, пока у нас есть незаконченные ситуации.


Библиография

1. Булюбаш И.Д. Руководство по гештальт-терапии. – М.: Издательство Института психотерапии, 2004. – 768 с.

2. Ковалев С.В. НЛП-консалтинг: введение в человеческое благополучие. Учебное пособие. - М.: Профит Стайл, 2010.-2010. - 272 с.

3. Лебедева Н.М., Иванова Е.А. Путешествие в Гештальт: теория и практика – СПб.: Речь, 2005. – 560 с.

4. Перлз Ф. Гештальт–семинары – М.: Институт Общегуманитарных Исследований, 2007. - 352 с.

5. Холлис Джеймс. Душевные омуты: Возвращение к жизни после тяжелых потрясений. - М.: Когито-Центр, 2008. - 192 с.

6. Материал из Википедии — свободной энциклопедии. www.en.wikipedia.org/wiki/Rubin_vase



2016 © Логинова О.И. Психологическая помощь в Москве
® Все права защищены. Частичное воспроизведение материалов сайта
допускается только при указании имени и фамилии автора статьи.
Гиперссылка на сайт www.loginova-olga.ru обязательна.